Стройотряды в советское время

Что такое стройотряд? Из жизни советских студентов

Когда-то поехать в стройотряд считалось очень престижным. Кто-то ехал летом «за мечтами и за запахом тайги», кто-то за хорошим заработком, чтобы иметь хоть что-то во время учебного года помимо стипендии. Кто-то ехал по идейным соображениям, а кого-то загоняли по разнарядке. Всякое бывало. Когда это примерно началось?

Стройотрядовское движение началось весной 1959 года с поездок самых первых ССО на Целину.

На моей первой работе наш завлаб рассказывал, что когда он был студентом, в конце 50-х, начале 60-х, и стройотрядовское движение только начиналось, их отправили на Целину. Он был комиссаром отряда. И, прикинув, сколько они наработали в казахском совхозе, а сколько было потрачено на организацию их работ и транспорт, командиры и комиссары нескольких ССО накатали письмо в ЦК ВЛКСМ, в котором с цифрами доказали, насколько это неэффективно — гонять из Ленинграда в Казахстан толпы студентов.

Сигнал подействовал. ВЛКСМ в институты подписантов той «групповухи» пришли письма, в которых было рекомендовано сей поступок разобрать на комитете комсомола института и больше «этих» в стройотряды на командные должности не ставить.
Общий снимок с почетным членом отряда
Фото: Игорь Вадимов, личный архив

В отличие от моего первого завлаба, я в ССО попал в самом конце 70-х, уже когда движение было на излете. Вместе со всем СССР. Бывал я в разных стройотрядах, в некоторые из них было можно не выезжать, а на работу — просто из дома ходить или на метро ездить.

Стройотряды в конце 70-х — это куча красивых ритуалов и торжественная линейка у какого-нибудь памятника Ленину. Причем обязательно со всевозможными знаменами, которые кто-то куда-то носил недолго, но очень торжественно, это особая форма из зеленого и плотного х/б.
Линейка. Командир, комиссар и рядовые
Фото: Игорь Вадимов, личный архив

По осени, после лета в ССО, мы все блистали формой с набором заработанных стройотрядовских значков, с эмблемами и нашивками. Выглядело это все, на наш тогдашний взгляд, очень внушительно.

Своей коллекцией значков, в том числе значком «Ударник ССО», я очень гордился, хотя получил его не как лучший работник, а скорее за организационную активность. Работал я как все, но был отрядным фотографом, привез с собой старый, папин еще, ФЭД-2 и временами, как видел интересные ракурсы — щелкал, потом в выходные ездил домой, проявлял и печатал. В начале недели мы делали стенгазету с фотками, а лишнее я раздавал ребятам и девчонкам.

Выданная нам стройотрядовская форма была пошита очень прилично и, по нашим тогдашним понятиям, стильно. Да и ткань была отличной, очень прочной. Я свою куртку потом носил и на военку, и на занятия в универе, а после выпуска — по колхозам да овощебазам.
На военку — только в стройотрядовской форме
Фото: Игорь Вадимов, личный архив

Теперь она висит на даче, среди прочих «в общем, неплохих, но поношенных» курток. Хотя значки я давно отколол, а нашивки отрезал.

Под конец эпохи СССР стройотряды стали не только строительными. Были еще и городские стройотряды.

Например, на Кировском заводе летом был студенческий «строительный» отряд — мы заменяли рабочих, ушедших в отпуск. Оформили нас всех 2-м разрядом, кого на ножницы для металла, кого на прессы. И все мы там очень здорово заработали. Я потом к такой зарплате пришел через 4 года работы инженером-программистом, а на Кировском мы, тогдашние мальчата, начали получать эти деньги, едва устроившись на работу.

Еще в городе были «торговые» студенческие отряды. Мне довелось поработать и в одном из таких — и сахар по пакетам я фасовал, и грузчиком в продмаге на Васильевском поработал, и квасом из бочки поторговал. Ну интересно же! Опять же — впервые живую копеечку заработал.

Но все же наилучшие воспоминания у меня сохранились от работы в «настоящем» стройотряде. Строили мы дороги и дорожки, работали с асфальтом. Было тяжело, но весело. Фото: Игорь Вадимов, личный архив

Сам эффект от ломовой работы — взять полную совковую лопату асфальта из кучи, отнести куда надо, бросить ее так, чтобы асфальт лег не горкой, а слоем… — выразила песня, переделанная из крайне популярной тогда мелодии:

Петь надо вдвое медленнее, чем поют на видео:

Му-у-у-у-у…
Му-у-у-у-у…
Му-у-у-узыка вновь слышна. Встал бригадир… и снова упал…
И на глазах у всех к нам комиссар ползет через зал…
Он пригласить хотел на танец…

Это так ребята представили танцы в расположении отряда после дня работы на ручном раскидывании и разравнивании куч асфальта без остановок весь день. Ведь школу надо было сдать к 1 сентября, а уже август — но подходы и подъезды к ней были еще не заасфальтированы. Перекур
Фото: Игорь Вадимов, личный архив

Но вообще — было весело. И мы были молоды, и наши девочки были молоды. Знакомились, дружили. Многие пары поженились потом и живут вместе по сию пору, хотя «девочки» те уже на пенсию вышли.

Именно в стройотряде у нас сложилась компания по интересам (идеи, анекдоты, гитара, песни), которая сохраняется до сих пор, хотя теперь, 40 лет спустя, мы встречаемся всего несколько раз в год. Обычно по дням рождения. Лет 10 назад мы с женой последний раз присоединились к поездке нашей компании на шашлыки. Вроде бы и в этом году ребята катались к берегу Финского залива покупаться да шашлычков пожарить. А нам, увы, уже давно стало трудновато заставить себя поехать — дача, будь она, любимая, неладна, тянет все наше свободное время.

Почему «мы с женой»? Так и мы с ней в стройотряде познакомились, в 1980-м олимпийском году. А заодно познакомились и со всей нашей студенческой компанией.

В общем, хорошее было время, мы были молоды и все еще было впереди.

Источник: shkolazhizni.ru

Стройотряд как символ эпохи

С недавних пор 17 февраля в России отмечается праздник студенческих отрядов. В 1959 году более трёхсот студентов-добровольцев физического факультета МГУ отправились на каникулы в Казахстан, чтобы осваивать целину. С тех пор и вплоть до распада Советского Союза через движение студенческих стройотрядов прошли миллионы человек по всей стране.

Официальная история стройотрядов начинается с 1959 года, однако о том, чтобы привлекать студентов к общественно полезной работе, советские власти задумались намного раньше. Так, например, ещё в 1924 году Наркомат труда и просвещения разработал специальную инструкцию, согласно которой студенты должны были проходить летнюю практику. Чаще всего их отправляли либо на промышленные предприятия, либо на помощь крестьянам. Согласно документам тех лет, студенты МГТУ им. Баумана участвовали в строительстве Волховской ГЭС, студенты МХТИ работали в Коломенском уезде, а в Архангельской области студенты занимались лесозаготовками.

Особая необходимость в использовании студенческой рабочей силы возникла уже после Великой Отечественной войны: молодежь восстанавливала разрушенные города — такие, например, как Ленинград или Сталинград. Однако в то время движения стройотрядов ещё так и не оформилось: несмотря на то, что студенты активно участвовали в работе тех или иных предприятий, особой организации, которая бы курировала их деятельность, пока не появилось.

В 1959 году студенты из МГУ — всего их было чуть более 300 человек — показали, поехав в Казахстан, рекордные результаты: они успели за лето построить 12 жилых домов, телятник, крольчатник и птичник. По достоинствам оценив перспективу привлечения студентов к освоению целины, советские власти через газету «Комсомольская правда» призвали вузы создавать собственные студенческие отряды. Таким образом середина 60-х годов XX века стала эрой расцвета студенческих строительных отрядов: со всей страны — а добровольцев нашлось к тому времени уже более ста тысяч человек — они съезжаются для того, чтобы построить железную дорогу Абакан-Тайшет и устраняют последствия землетрясения в Ташкенте. 1966 год становится знаковым для всего движения: активистов студенческих стройотрядов собирают в Кремлевском дворце на съезде, чтобы поблагодарить за проделанную работу. Тогда же приняли устав и создали штаб организации: с того времени у членов студотряда появилась своя специальная униформа.

Чаще всего приезжающих на работу студентов размещали в бараках или пионерлагерях. За неимением ни того, ни другого универсанты сами ставили палатки и жили в них. Зачастую за свою работу члены стройотрядов получали деньги. БАМ, нефтяные месторождения, строительство Саяно-Шушенской ГЭС, газопроводы, железные дороги, объекты, необходимые для проведения Олимпиады-80, — везде были задействованы студенты. К 1980 году в рядах студенческих отрядов насчитывалось более 800 тысяч человек: к тому моменту молодежь привлекали не только к строительству, но и к другим сферам — будь то обслуживание речных портов или мелиорация земель.

Читайте также:  Размер колес нива 21213

В сентябре 1991 года ВЛКСМ самораспустился, вместе с ним фактически перестала существовать и разветвленная сеть студенческих стройотрядов — Центральный штаб прекратил свою деятельность. В гордом одиночестве остался существовать только Свердловский областной студенческий отряд, который продолжал посылать студентов на работу и дальше.

Между тем, в начале XXI века уже российские власти предприняли попытку возобновить работу студенческих отрядов: в частности, для этого в 2004 году создали общественное движение «Российские студенческие отряды». Администрации ряда городов заставили поддерживать работу стройотрядов. На сегодняшний день, по официальной информации, в России действует несколько тысяч стройотрядов, в них состоит порядка 230 тысяч человек.

Источник: diletant.media

Студенческие стройотряды СССР

На этой неделе немного поработал с документами студенческих стройотрядов 70-80-х годов. И ужаснулся состоянием техники безопасности в данных отрядах. С ней и так в целом в застойном СССР было не очень, но и на этом фоне в стройотрядах творился какой-то ад. По медицинским отчётам до трети всех выезжавших получали различные ушибы, травмы, повреждения, вынуждавшие обратиться за врачебной помощью, несколько десятков человек заканчивало «ленинский трудовой семестр» инвалидами, а несколько человек – и вообще не заканчивала по причине смерти. И всё это по небольшой республике!

Причём в описании всех происшествий поражало именно тотальное нарушение всех норм. Работал на высоте, попросил бросить снизу отвёртку, отвёртка так удачно срикошетила, что вонзилась в глаз. Работал на разгрузке цемента, зачем-то полез внутрь, завалило цементом. Работал на молотилке, зачем-то полез внутрь, штормовка замоталась и задушила. Пролезал под медленно движущимся вагоном, поскользнулся, отрезало ноги. Играли в футбол в обед, задел свисавшие провода, убит на месте. Решил убрать щепу, не выключая циркулярной пилы, затянуло штормовку, отрвало руку.

А уж во внерабочее время – поехали на самосвале на дискотеку в село, 15 человек в кузове, самосвал перевернулся, три трупа. И так вплоть до форменных анекдотов вроде «тяжких ожогов по причине нарушения правил пользования парилкой». Про водку, вещества, девок и местное население я молчу.

После каждого крупного ЧП по республике работа стройотрядов останавливалась на день для новых инструктажей по технике безопасности, в комсомольских документах вскоре возник термин «День остановки» и пришлось даже разрабатывать инструкцию о проведении «Дней остановки», так как таких дней за сезон набиралось не один и не два.

Во многом из-за этого, с конца 70-х в руководящих партдокументах предписывалось сокращать стройотряды, перенаправляя студентом на менее опасные работы вроде уборки картошки. По документам просто это проходит, более строго стали подходить к отбору народа именно в стройотряды, и заметно развивать нестроительные направления, хотя официально термин оставался «студенческие строительные отряды» (ССО). Даже на картошку ездили сначала именно в такой форме, но довольно быстро, уже к году так 1979-му это перешло в разряд «шефской помощи».

Это, видимо, разница между документами и жизнью — в позднем СССР весьма заметная.

Но в общем и целом, конечно, студенты вкалывали как бог на душу положит. И качество там отчаянно страдало — очень местные работяги, которые настоящие, матерились по этому поводу. В отчётах часто попадалась фраза, что заказчик самовольно передал объект «шабашникам» — видимо, в том числе и по этой причине.

PS. Ну, шабашки по качеству работ от студней не сильно отличались. Это коррупционная до ужаса система была, так что грешу скорее на финансовые вопросы.

Источник: topru.org

Советские стройотряды: кузница миллиардеров, политиков и артистов

Для российского президента Владимира Путина тайга – это воспоминания о молодости и стройотряде. Будущий президент трудился лесорубом в Республике Коми. Стройотряды – это школа жизни и карьерный трамплин. Многие из тех, кто сейчас у власти, и те, кто возглавляет список Forbes, прошли через это, отмечает корреспондент телеканала «МИР 24» Дмитрий Барбаш.

Забота у нас простая,

Забота наша такая —

Жила бы страна родная,

И нету других забот!

Для миллионов советских студентов «трудовой» семестр начинался на вокзале. С рюкзаками и гитарами они ехали в тайгу и на целину.

«Провожали песнями. Целый перрон народу был», – вспоминает музыкант, заслуженный артист Украинской ССР Игорь Демарин.

«Это были большие оптимисты, патриоты. Они были настроены на то, что они строят новую жизнь, города, дороги. Это самые смелые, интересные люди, молодые люди, которые поехали в поисках себя, своего места в жизни, в становлении профессии», – считает народная артистка Казахской ССР Роза Рымбаева.

Началось все в 1959-м. Тогда в Казахстане студенты-физики МГУ за лето построили 12 жилых домов, а еще телятник, крольчатник и птичник. Оценив перспективу такого стахановского размаха, власти призвали: даешь в каждом вузе по стройотряду!

«Уже к 1970-1980 гг. это было целое союзное министерство, только под эгидой комсомола, которое работало в огромных масштабах. Речь идет о миллионах людей и о миллиардах оборотов хозяйственных и экономических», – указал политический деятель, первый секретарь ЦК ВЛКСМ в 1986-1990 гг. Виктор Мироненко.

Это была целая армия со своим уставом, командирами, штабом и формой. Главный элемент экипировки стройотрядовца – куртка. Она же бойцовка, целинка, строевка.

«Они были абсолютно разные по цвету: зеленые, синие, бежевые, были светлые в южных регионах СССР, даже с сеточкой небольшой, потому что жарко было. Были, наоборот, теплые в виде толстовки», – отметил руководитель студенческого отряда «Центросоюз» Василий Шабалдин.

Звезду на нашивке носили командиры, пламя – комиссары. Инструмент был у мастера, змея и чаша – у врача. Бойцы линейных отрядов имели одну лычку, зонального – две. У студентов областных стройотрядов их было три, центрального – четыре.

У квартирьеров особых знаков на нашивках не было. Но без них отряд был не отряд. Они первыми выезжали на место будущих строек, подбирали жилье, закупали продукты и стройматериалы, умели считать и договариваться. Таких сегодня называют «эффективными менеджерами».

«Я на глазах видел, как растут шикарные, классные, великолепные кадры. Он приезжает бригадиром – закрывал наряды, руководил, расставлял на работу, занимался обеспечением, кормил, охранял, возил – это уже был человек, которого завтра можно директором школы посылать», – говорит председатель ЦК КПРФ Геннадий Зюганов.

Зеленые бойцовки носили председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко, министр иностранных дел Сергей Лавров, а еще первый президент Казахстана Нурсултан Назарбаев и глава российского государства Владимир Путин. На комсомольских стройках ковалась будущая политическая элита.

«Второй мой стройотряд был в Пятигорске, Алексей Кудрин был комиссаром этого отряда. Мы с Кудриным учились в одной группе и дружили. Это был тот момент, когда я понял, что Алексей Леонидович далеко пойдет. Он показал себя как очень сильный руководитель, но, конечно, я не мог представить себе, что он станет министром и вице-премьером», – признался журналист Дмитрий Травин.

Эта школа жизни стала и школой миллиардеров. Российские бизнесмены, занявшие в 2019 году первые строчки рейтинга журнала Forbes – Леонид Михельсон, Владимир Лисин, Вагит Алекперов, Алексей Мордашов, Геннадий Тимченко, в студенческие годы трудились в стройотрядах.

«Когда знакомлюсь с новыми людьми, мы начинаем вспоминать, и оказывается, что практически 80% были в стройотрядах. Все о них вспоминают как об очень важной и нужной школе жизни», – отметил член Совета Федерации РФ Сергей Лисовский.

Для студента стройотряд был и возможностью легально и неплохо заработать. На ударных стройках его бойцы получали по 2-3 тысяч за семестр. Тогда это половина стоимости кооперативной квартиры. К примеру, повышенная стипендия была около 75 рублей.

«Человек с возрастом начинал получать больше, то есть квартиру он мог получить лет через 15-20, зарплата зависела от трудового стажа. Студотряды, как и система НТТМ (Центры научно-технического творчества молодежи – прим. ред.) – это хитрая, умная попытка это компенсировать», – указал политический деятель, первый секретарь ЦК ВЛКСМ в 1986-1990 гг. Виктор Мироненко.

Центры научно-технического творчества молодежи появились в СССР в годы перестройки. У них были большие льготы, освобождение от налогов и право обналичивать деньги.

«Идея системы НТТМ была в чем-то похожа на систему стройотрядов. Возможно, даже она и подтолкнула к этому. Мы попросили правительство: давайте сделаем исключение для молодых людей, будет польза для них, для общества. То есть, если молодые инженеры смогли придумать какое-то радикальное улучшение качества продукции или объемов выпуска и предприятие получило от этого реальную большую прибыль, разрешите небольшой процент выплатить этим людям в качестве премии», – рассказал Мироненко.

«Уважаемые пассажиры! Бригада фирменного поезда «Южный Урал» приветствует вас и желает доброго пути», – говорит проводник.

Читайте также:  Размерность колес лада калина

Не только ударные стройки: летом студенты становились археологами, педагогами, рыболовами, самыми востребованными были проводники поездов.

«Вот это романтика: первый чай, который ты несешь пассажирам. Потом, конечно, начинаешь немножко по-другому это оценивать, потому что ты сам драишь вагоны. Это только кажется, что работа проводника красивая – подумаешь, выпустил, запустил пассажиров. Нет, это была серьезная закалка», – отмечает вице-президент Торгово-промышленной палаты РФ Елена Дыбова.

В стройотряды шли не только за длинным рублем. Была в этом своя романтика. Песни под гитару у костра, танцы в соседнем селе и ощущение причастности к строительству великой страны.

«Я понял кайф от работы руками, когда ты сам кирпичи кладешь и знаешь, что спустя год в этом доме будет человек жить, семья. Или понимаешь, что здесь будет фельдшерско-акушерский пункт, где будут рождаться новые люди. В этом есть подлинный, светлый романтизм, когда ты делаешь что-то такое на земле», – считает музыкант Вадим Самойлов.

Клали кирпичи, белили стены и иностранные студенты. Для них на первом месте был не заработок, а общение с советскими сверстниками. В свою очередь, из СССР ездили на работу в страны соцлагеря.

«Тогда страна была закрыта, выехать за границу было практически невозможно. За границу попадали, конечно, в основном комсомольские активисты. Один наш отряд из 15 человек ехал туда, а 15 чехов ехали к нам и работали. Это всегда был взаимообмен», – пояснил Мироненко.

Это движение запечатлело себя не только в бетоне, но и в культуре. Спевка на языке стройотрядовцев – коллективное исполнение песен на слетах. В 1978-м в Уральском политехе провели первый фестиваль. На нем спел и Вадим Самойлов.

«Если зайти на сайт свердловского областного стройотряда, то там очень много песен, написанных мной, целый пласт. Они, конечно, очень сильно отличаются от того, что мы делали потом в «Агате Кристи», – говорит бывший фронтмен рок-коллектива.

С развалом СССР ушли в прошлое зеленые бойцовки и ударники комсомольского труда. В 2003-м движение возродили. Но советского размаха сегодняшним отрядам достичь не удалось. Да и на полквартиры за трудовой семестр уже не заработать.

Источник: mir24.tv

Студенческие строительные отряды и шабашники

Студенческие строительные отряды и шабашники

ССО, студенческие строительные отряды… Впервые эту аббревиатуру страна узнала в 1958 году. «Все на освоение целинных и залежных земель!» — такой клич тогда бросила Коммунистическая партия. Не осталось в стороне и студенчество. Инициатором движения выступила группа студентов-физиков из МГУ. 300 с лишним человек по специальному направлению ЦК ВЛКСМ окончили курсы механизаторов и строителей и отправились в совхоз «Ждановский» Северо-Казахстанской области. За летний трудовой сезон этот отряд построил с десяток жилых домов, два птичника, телятник и крольчатник. Для небольшого отряда это было очень неплохо, хотя в масштабах страны — немного. Однако главное не в этом. Главное — это идея, которая вскоре охватила все вузы страны.

Кстати, в Министерстве образования сначала к почину студентов-физиков отнеслись весьма негативно. Ответственные работники пытались уличить студентов в том, что они не выполняют график учёбы и проваливаются на экзаменах. Но на самом деле в отряде не было ни одного «хвостиста». Стройотрядовцы написали несколько писем в Политбюро и самому Хрущёву. Генсеку эта идея понравилась, и в итоге студенческие стройотряды стали возникать по всей стране. К середине 60-х годов ССО утратили целинную направленность, превратившись в сезонное движение студентов-строителей. В студенческом расписании появился так называемый «третий трудовой семестр».

Студенты и раньше выезжали в село, но в основном на низкоквалифицированные сельхозработы, при этом не получая за свою работу либо вообще ничего, либо, и это в лучшем случае, зарабатывая копейки. В те времена основу студенчества составляли ребята из села и небольших городков, и выжить оторванным от родного дома ребятам в столице или крупных городах было совсем нелегко. Студентам приходилось по ночам разгружать вагоны, работать дворниками, чтобы получить хоть какую-то прибавку к очень скромной стипендии. Естественно, что после ночной смены нормально выспаться перед занятиями было просто невозможно. Приходилось выбирать — или жить впроголодь, или пропускать занятия и лекции. Неудивительно, что идея ССО была встречена студентами «на ура». К сожалению, позже, как это часто бывало в советское время, хорошая идея в погоне за массовостью трансформировалась в «обязаловку». В середине 70-х был сформирован Всесоюзный студенческий строительный отряд — головная организация, курировавшая работу ССО по всей стране. В это время в стройотрядах, согласно отчётам, работало до 800 тысяч молодых ребят. Но массовость эта достигалась «традиционным» способом — студентов загоняли в ССО под угрозой исключения из вуза. Избавиться от «трудовой повинности» можно было либо «вовремя» заболев, либо имея хороший «блат» в деканате.

Как же относились к строительным и прочим трудовым отрядам сами студенты? Это зависело во многом от того, куда попадал студент во время «третьего трудового семестра». Наименее выгодными и непрестижными считались сельхозработы, поездки на уборочную. Правда, здесь были свои исключения. Если студент до поступления в вуз успевал получить специальность механизатора или комбайнёра, то он мог заработать за лето вполне приличные деньги. В 70–80-х годах собственно в стройотрядах за месяц-полтора штукатур или столяр зарабатывал до 200 рублей, укладчик бетона — до 400, при этом стипендия студента составляла 30–40 рублей. Обычно желающих попасть в такие стройотряды было много, в первые годы студенческого стройдвижения зачисление в ССО было даже формой поощрения лучших студентов. И наконец, «элита» ССО — отряды, отправлявшиеся на заработки в Сибирь, Дальний Восток и Крайний Север. Конечно, условия работы были нелёгкими, но и заработки соответствующими: тысяча рублей в месяц, очень большие деньги для советского человека, отнюдь не были пределом. За 3–4 года работы в таком отряде студент вполне заработать себе на «жигули», предел мечтаний простого обывателя. Зачастую основу таких отрядов составляли люди, из студенческого возраста уже давно вышедшие. Мужики 30–40 лет под видом студентов отправлялись на Чукотку или Камчатку за «длинным рублём». По сути дела, это была завуалированная форма «шабашки»…

Здесь мы плавно перейдём ко второй теме данной статьи. Термин «шабашка» и «шабашники» появился в лексиконе «русского советского» языка примерно тогда же, когда и аббревиатура ССО. Конечно, в официальных документах это название никогда не встречалось, но термин был настолько распространённым, а явление столь привычным, что мы даже не будем использовать в дальнейшем для него кавычки.

Современные словари русского языка определяют слово «шабашка» как «то же, что левый заработок», а «шабашника» — как «человека, который выполняет строительные, ремонтные и другие работы, заключая частные сделки по высоким ценам». Шабашка как явление существовала на Руси с давних пор. Как сказал в программе Леонида Парфёнова «Намедни» писатель Анатолий Стреляный, «Андрей Рублёв со товарищи были настоящими шабашниками. Только они расписывали храмы, а наши строили школы, больницы и коровники». В старину это называлось «отхожим промыслом», в советское же время «левый», неконтролируемый государством заработок стал шабашкой.

Условно шабашников можно разделить на две категории. Первая — те, кто подрабатывал недалеко от дома. Отработал штукатур или маляр на государственном строительном комбинате рабочий день, а вечером шёл на шабашку к своему знакомому. То же происходило и в деревне, строили все вместе, иногда за деньги, а иногда просто за хороший стол. Вторая категория шабашников — выезжавшие на заработки в другие края, иногда за тысячи километров от родного дома. Армянские или, например, западноукраинские строители формировали целые отряды и выезжали на шабашку на весь тёплый сезон, с мая по октябрь.

Как же относилось государство к такому чуждому социалистическому строю явлению, как шабашка? Формально шабашка, равно как и любой побочный и официально не оформленный заработок, была запрещена. Но по большому счёту, борьба с шабашниками велась только на идеологическом фронте. «Рвачи прилетели» — так изображали появление шабашников на деревне карикатуристы, а писатели-почвенники, представители оформившейся в 70-х так называемой «деревенской» школы, били тревогу. «На земле должны строить те, кто на ней живёт и работает», — говорили они. Однако за рамками идеологии шабашники были выгодны советскому режиму: с их помощью решались задачи, которые иным способом решить было невозможно.

Читайте также:  Направляющая выжимного подшипника уаз

Во многих регионах местные руководители негласно поддерживали шабашников и даже выделяли им технику, оборудование и материалы, которых не хватало для государственных строительных организаций. Объяснялось это просто: шабашники строили качественнее, а самое главное, быстрее, что позволяло области или району выполнить и перевыполнить план по капитальному строительству. А это, в свою очередь, означало для местного руководства хорошее отношение в центре, награды, премии и продвижение по служебной лестнице. И не важно, что в отчётах «трудовые подвиги» совершали исключительно государственные СМУ (строительно-монтажные управления) и тресты. Все были довольны: шабашники получали свои деньги, руководители — ордена и грамоты, а государство — жильё и сданные вовремя объекты.

Кроме того, в послевоенные годы стране катастрофически не хватало рабочей силы. Ситуация особенно обострялась летом, в период отпусков. Поставим себя на место какого-нибудь хозяйственника или руководителя строительной организации Крайнего Севера или Сибири. Северное лето, как известно, короткое, в это время дорог не то что каждый день — каждый час. И в это время вам на стол ложатся заявления работников, просящихся в отпуск. Отказал раз, отказал два, но ведь постоянно отказывать не будешь, в конце концов, работник имеет право ни отпуск. И возникает ситуация — вам нужно что-то срочно строить, а в это время половина ваших работников нежатся на пляжах Крыма и Кавказа, благо путёвки и билеты на самолёт стоили дёшево и северяне могли себе это позволить. Выхода было два — или написать заявление об увольнении, а покидать высокий пост, естественно, не хотелось, или обращаться к шабашникам. Вот почему руководители строительных и других организаций Севера и Сибири буквально заманивали шабашников к себе. Если стороны были довольны друг другом, между ними заключался договор о работе на следующий год, естественно, на бумаге не закреплённый, но оттого не менее крепкий. «Договор дороже денег». Так было и тогда, когда крестьяне и ремесленники расходились во все стороны Российской империи на «отхожий промысел», так было и в советское время, когда тысячи бригад шабашников ехали на заработки в разные уголки Советского Союза — туда, где не хватало рабочих рук и где их труд был нужен людям.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Источник: info.wikireading.ru

Как в СССР народ называл движение ВССО, и что такое стройотряд

В СССР безработицы не было. Имела место полная противоположность этого прискорбного явления – постоянный дефицит трудовых ресурсов. Особенно остро эта проблема встала перед руководством страны после XX съезда КПСС, обозначившего некоторую либерализацию общественных отношений. Значительно уменьшилась трудовая армия узников ГУЛАГа, крестьяне получили возможность, хоть и ограниченную, избежать тоскливой участи пожизненного крепостного-колхозника. Тем не менее потребность в строителях оставалась высокой. Особенно это ощущалось в пятидесятые годы, во время освоения целинно–залежных земель в Казахстане. Именно тогда возникло движение ВССО, инспирированное, как любое другое массовое явление, коммунистической партией, единственной правящей силой в Советском Союзе.

Первые стройотрядовцы-целинники

На целину ехать охотников было мало. Первая волна переселенцев состояла из двух неравных частей, романтиков-энтузиастов (таковых было меньшинство) и тех, кто соблазнился на подъемные, оказавшись в крайне затруднительном положении по разным жизненным обстоятельствам. Иными словами, составляли вторую, более многочисленную категорию те, кому было нечего терять, в том числе и люди с уголовным прошлым. Оказавшись в голой степи, не обеспеченные жильем и снабжением, энтузиасты и авантюристы в равной степени начинали понимать сложность ситуации, многие предпринимали попытки вернуться назад, но удавалось это не всем. Тогда партия бросила клич студентам, а комсомол, как всегда, ответил «есть!» Первые стройотряды, как в СССР народ называл движение ВССО, направились на Целину в 1959 году и состояли из учащихся МГУ. 339 студентов за лето возвели в Северном Казахстане, месте ссылки политзаключенных, 12 домиков, крольчатник и пару птичников. Эти скромные достижения имели скорее пропагандистское, чем практическое значение. Без участия сколь бы то ни было квалифицированных строителей и немалых затрат на перевозку, питание и проживание молодых людей, возведение этих объектов было бы делом невозможным. О том, сколько заработал каждый из них, и была ли эта затея хотя бы самоокупаемой, история умалчивает.

Попытки привлечения трудовых ресурсов учащейся молодежи были и ранее, и позже. Начиная с первых пятилеток, руководство партии считало, что летние каникулы студенты не должны проводить в праздности. В годы «зрелого социализма» традиция продолжилась регулярными отправками на осенние сельхозработы в подшефные колхозы. При этом чаще всего к строительству выполняемые комсомольцами задания не имели отношения. В связи с этим к 1983 году созрела необходимость в переименовании, так как в СССР народ называл движение ВССО по-прежнему стройотрядами. Теперь их обозначали более краткой аббревиатурой СО (то есть студенческие отряды), тем самым расширяя их сферу применения. Учащихся использовали на промышленных предприятиях, испытывающих трудности, в том числе и сезонные, в трудовых ресурсах. Обычно на таких заводах и фабриках труд был тяжелым, нормы высокими, а оплата очень скромной.

Организационная структура

Комсомол с момента своего создания был верным помощником коммунистической партии. Как и в КПСС, основополагающим принципом в этой организации стал демократический централизм. Он же передался и детищу ВЛКСМ, стройотрядам, как в СССР народ называл движение ВССО. Структурно все подразделения управлялись центральным штабом, работающим при ЦК ВЛКСМ. Каждая отдельная единица (отряд), состоящая из тридцати-сорока человек, подчинялась соответствующему функционеру райкома комсомола. Управляли ею командир и комиссар. Первый занимался общими вопросами руководства, второй регулировал идеологическую сторону. Были и другие должности, необходимые для правильной работы отряда, например бухгалтер или повар. Лучшие командиры, выбранные по всей огромной стране, принимали участие в регулярно организуемых слетах.

Расцвет стройотрядовского движения

Движение ВССО в СССР наивысшего расцвета достигло в конце шестидесятых – начале семидесятых годов. Жизнь студента чаще всего была небогатой. Стипендия составляла 40 рублей (повышенная – 50), и живущие в общагах «иногородние» вынуждены были искать приработок, особенно если родители помочь не могли. Стройотряды давали возможность за лето запастись денежными средствами, иногда значительными. Их география была обширной, и в некоторых случаях выплачивали надбавки, северные или за удаленность. Заработать во время каникул – дело обычное для студента в любой стране, но нигде оно не получило такого организационного размаха, как в СССР. Народ называл движение ВССО студотрядами, стройотрядами, а иногда и просто шабашниками, но это значения не имело. До тех пор, пока главным стимулом была отностительно высокая оплата, оно развивалось, а количество студентов, принимающих в нем участие, росло. Уже к 1970 году оно превысило цифру в 300 тысяч, через пять лет удвоилось, а к 1980 году превысило 800 тысяч. Затем произошел спад.

Упадок ВССО

До тех пор пока стройотряды обладали определенной возможностью выбора объектов, на которых им предстояло трудиться, дела шли относительно неплохо. Но к 1983 году партийное руководство смекнуло, что столь значительную трудоспособную «массу» можно использовать более эффективно, что в переводе на экономический язык выражалось простейшей формулой «платить меньше, работать больше и не там, где хотят, а где скажут». Количество желающих трудиться на таких условиях снизилось, и в ход пошли административные меры, вплоть до угрозы исключения из ВУЗа в случае отказа отработать лето в стройотряде.

И все же…

И все же те, кому сегодня 50-60 лет вспоминают стройотряды добрым словом. Молодежи, не знающей даже того, как называлось движение ВССО, и как эти буквы расшифровываются, трудно понять радость от вида выстроенного всеми вместе коровника, чувства самостоятельности и счастья преодоления трудностей, а их было немало. Комары кусали, бытовые условия часто оставляли желать лучшего, да и рацион бывал совсем не тот, что готовила мама, но все это не имело значения. Песни у костра, не всегда те, что сочинила Пахмутова про «яростный стройотряд», печеная картошка, первые влюбленности и волшебное чувство свободы, подкрепляемое нежным хрустом самостоятельно заработанных денег в кармане – вот что вспоминается тогдашним стройотрядовцам, а теперь вполне солидным дяденькам и тетенькам. Такой ностальгии можно пожелать и нынешним двадцатилетним.

Источник: fb.ru